BLEACH: Сага о зампакто

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BLEACH: Сага о зампакто » Архив » Фанфик про Сенбодзакуру и Забимару.


Фанфик про Сенбодзакуру и Забимару.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Автор:Курохиме.
Бета: нет, потому ошибками и опечатками бросаемся смело))
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Сенбонзакура/Забима­ру, жирные намеки на Ренджи/Бьякуя
Жанр: Romance/Humor/Fluff­
Диклаймер: Все принадлежит Кубо Тайту-сама, я не претендую
Размер: мини
Статус: Закончен
Описание:Забимару пришёл в гости к Сенбодзакуре.
Свое счастье.
В отличие от тонких митенок своего Хозяина, которые лишь подчеркивали высокий статус аристократа, перчатки Сенбонзакуры были сделаны из плотной кожи, а сверху на них надеты металлические наручи. Глядя на замершего занпакто, ожидающего, пока слуга расставит на столе блюда, Забимару решила, что именно эти перчатки самурая сейчас особенно раздражают ее. Даже больше маски сомэн1.
Все в поместье Кучики было для занпакто рыжего лейтенанта чужим. И нормальной защитной реакцией Забимару на сдержанную, холодную, как и сам хозяин, красоту богатого дома, было... нахальство.
- Неплохо, - заявила женщина, нагло придвигая к себе тарелку с вагаси. - Ренджи верно говорил: здесь можно наесться вдоволь.
За маской выражения лица Сенбонзакуры было не разглядеть, но эти аристократичные снобы умеют выразить свое отношение одним наклоном головы.
Наручи, слава богам, самурай не надел, а вот перчатки стянул с явной неохотой. Аккуратно положил их на татами и потянулся к посуде, чтобы заварить чай для гостей. Точнее, для гостьи, потому как шумный хвостатый ребенок был пинками вытолкан за фусума взрослой частью Забимару. Женщина заворожено смотрела, как тонкие пальцы Сенбонзакуры закрывают крышечку фарфорового чайника с цветущими камелиями. Можно ли поверить, что эти бледные, как будто из белой глины вылепленные, запястья с ниточками вен принадлежат воину? Но уж кому, как не Забимару, знать, какая сила скрывается в спрятанных за широкими рукавами и кажущихся чересчур худыми рук. Сенбонзакура так похож на своего хозяина, хотя Кучики Бьякую женщина ни за что не решилась бы подколоть или вести себя при нем чересчур вольно. Нет уж, пусть Ренджи мучается с капитаном. Сенбонзакура был... куда более живым, подшучивать над ним и наблюдать, как он вспыхивает от каждой дерзости, было сплошным удовольствием. С другими занпакто у Забимару были дружеские отношения, с каждым находилось, о чем поболтать, посмеяться и поспорить. Но высокородный Сенбонзакура всегда держался в стороне, даже после того, как история с Мурамасой и Когой закончилась, и мечи избавились от довлевшего над ними контроля.
Высокомерный, эмоциональный и обидчивый занпакто капитана шестого отряда привлекал Забимару отнюдь не своей загадочностью. Это болтушки Хайнеко и Тобиуме шепотом обсуждали, какое лицо скрывается под маской, и не прячет ли Сенбонзакура, скажем, уродливый шрам на щеке. Глупышки считали это романтичным. Забимару и так видела, каков этот меч, часто не удостаивающий других занпакто даже взглядом. Сенбонзакура был похож на фарфоровую статуэтку, созданную мастером в момент особенного вдохновения. Вот только Забимару, будучи отнюдь не тонким ценителем искусства, хотела не любоваться этой статуэткой на расстоянии, восхищенно вздыхая и качая головой, а стащить ее с полки и нагло вертеть в руках, согревая холодный фарфор своим дыханием. Она восхищалась силой Сенбонзакуры, вспоминая, как легко он победил их. И хотя то поражение не могло не ударить по гордости Забимару, она слишком хорошо понимала, что им с Ренджи есть, куда расти, и до предела своих сил и способностей им еще далеко. Кроме того, в том, что не касалось битв, самурай был не столь опытен. Замкнутость Хозяина передалась и его занпакто, и Забимару очень хотелось вытащить Сенбонзакуру из кокона отчужденности, за которым, она точно знала, скрывается намного более мягкий характер, чем кажется на первый взгляд. От самурая веяло одиночеством. Гордым, но от этого не менее горьким. Остальные занпакто привыкли к общительности Хозяев и легко нашли общий язык друг с другом, но Сенбонзакура явно не собирался заводить с кем-либо дружбу, хотя порой женщине казалось, что ему неуютно рядом с другими мечами.
Забимару всегда была честна с собой - самурай очень нравился ей. Почему? О чувствах она старалась не думать, а отдаваться им, как это всегда делал Ренджи. Занпакто прекрасно знала, что сердцу можно верить - оно у них с Абараем мудрое.
Занпакто вместе со своими шинигами собирались сегодня устроить пикник в каком-то живописном местечке, которое подсказала Соде Но Сираюки. Вот только Забимару ни на что не променяла бы это ощущение уюта, рожденного размеренными и точными движениями заваривающего чай Сенбонзакуры и тихим шелестом широких рукавов его косодэ. Оказалось, что к этому самураю можно подсесть поближе и спросить, указывая на маску:
- Ну, а эту штуку ты снимать собираешься?
Тот подался назад, сердито отводя в сторону руку Забимару.
- Не вижу в этом необходимости, - а голос один в один, как у Кучики Бьякуи.
- Брось, ты же не будешь пить чай через трубочку? - ухмыльнулась женщина. - Или ты думаешь, что я смогу не подавиться, если ты будешь молча смотреть, как я ем? Давай, где эти чертовы завязки? - она потянулась к волосам Сенбонзакуры, пытаясь нащупать веревочки на сомэн.
Занпакто Кучики Бьякуи поднял было руки, чтобы оттолкнуть нахальную женщину, осмелившуюся в один миг нарушить добрый десяток правил поведения для гостя, но потом передумал. Согласившись принять Забимару в поместье, он словно дал согласие на эти вольности и теперь отступать было поздно. Потому Сенбонзакура позволил женщине прикоснуться к себе, хотя инстинкты воина кричали о том, что нельзя допускать кого-то столь близко. В особенности другой меч. Но сквозь настороженность уже пробивалось другое чувство - незнакомое, теплое, пугающее куда больше неожиданной атаки подобравшегося вплотную противника.
Никто и никогда не прикасался к Сенбонзакуре раньше иначе, чем во время боя, и теперь он попросту не знал, что делать, потрясенный нежностью и осторожностью кажущейся грубоватой Забимару. Он решил не думать о том, что будет, когда она все-таки распутает завязки, и просто чувствовать. "Получать новый опыт", - сказал бы Хозяин, хотя самурай ни за что не назвал бы свои ощущения равнодушным "опыт". Единственное, о чем переживал в тот момент Сенбонзакура - чтобы женщина не увидела, как он вцепился пальцами в оби.
Как же вышло так, что он позволил событиям зайти так далеко?
* * *
"Надо брать от жизни все, пока дают, - сказал недавно Сенбонзакуре пьяный Хозукимару, когда самурай застал его в компании пустых бутылочек из-под сакэ и пары пышногрудых красавиц из Руконгая. - Скоро лафа закончится, мы вернемся обратно... туда, ну... - занпакто Мадараме Иккаку икнул, долго и мучительно выковыривал нужные слова из затуманенного алкоголем и гормонами мозга. - О! Во внутренние миры наших Хозяев. Вот я и хочу напоследок оттянуться по полной. И тебе советую".
"Оттянуться по полной" звучало слишком пошло, слишком по-руконгайски. Сенбонзакуре нужно было отмахнуться от пьяного бормотания меча третьего офицера, но почему-то эти слова засели у самурая в голове, не давая покоя. Он привык, что его желания всегда совпадают с желаниями Хозяина. В стремлении Бьякуи следовать своему долгу главы клана и убить Когу Сенбонзакура безоговорочно поддерживал Кучики, готовый умереть или без колебаний понести наказание за совершенное Хозяином без колебаний. Но когда в Сейрейтее наступил мир, временно оставшиеся в материализованной форме занпакто получили неожиданную свободу. И тогда Сенбонзакура понял, что не знает, как быть с этой непривычной, свалившейся на него свободой. Другие занпакто быстро нашли, чем занять себя, а Сенбонзакура почувствовал себя ронином, вдруг лишившимся своего господина. То есть Хозяин-то был рядом, и связь его с занпакто ничуть не нарушилась, но раньше, во внутреннем мире Кучики Бьякуи, все было куда проще и яснее. Он знал, как нужно сражаться, но в обычной жизни законы для битвы неприменимы, в этом Сенбонзакура убедился быстро. Самурай почти не общался с другими занпакто, смотрел на них свысока, и они платили ему той же монетой - старались обращаться к высокомерному сородичу пореже.
А еще эти Забимару... Как будто решили довести самурая до белого каления своими подколками. Сенбонзакура мгновенно закипал, злился, сыпал лепестками в хохочущих женщину с мальчишкой. Бесился, что какая-то парочка жалких фехтовальщиков смеет так обращаться с ним, занпакто самого князя Кучики. Сенбонзакуру выводили из себя их фамильярность и нахальство. А наглецы только скалились, вызывая новую волну гнева.
Однако с неделю назад произошел случай, заставивший Сенбонзакуру задуматься о многом.
Две шумные, вечно ругающиеся друг с другом Тобиуме и Хайнеко попали в переплет, столкнувшись с сильными Пустыми. Как этим двум глупым катанам удалось навлечь на себя так много проблем разом, было неясно. Сенбонзакуре пришлось вмешаться. Пустых было на пару взмахов рукой и не до конца освобожденный шикай, но, прикрывая Тобиуме и Хайнеко, самурай пропустил один удар костяной конечности. Ничего страшного и уж тем более опасного - только голова немного гудела и откололся кусочек сомэн, открыв левый глаз и скулу.
Сенбонзакура искал Хозяина Кучики, но из-за шума в голове никак не мог нащупать его рейацу настолько точно, чтобы уйти в шунпо и добраться до Бьякуи как можно быстрее. Пришлось медленно пойти по улице, ожидая, пока виски перестанет ломить.
К взглядам в свою сторону и шепоткам за спиной Сенбонзакура почти привык, но он еще ни разу не ходил вот так просто по улице Сейрейтея. Один, в сломанной маске. Попадающиеся на пути шинигами останавливались, и самурай чувствовал, как они показывают ему в спину пальцами и перешептываются чуть слышно: "Видел? Это занпакто капитана Кучики. Говори тише, а то вдруг посмотрит". Нельзя сказать, чтобы Сенбонзакуру это волновало. Хозяин никогда не реагировал на подобное, хотя о главе клана и капитане судачили постоянно, но здесь каждый косой взгляд и невежливый указывающий жест за спиной почему-то отзывались болью в затылке. Даже воину будет неприятно растревожить осиное гнездо и ощутить острые, как уколы иглами, укусы насекомых.
Метнувшуюся с крыши тень Сенбонзакура заметил, как услышал и звякнувшие друг о друга звенья цепи.
- Чего уставились? - ехидно спросил мальчишеский голос. - Самурая никогда не видели?
- Ага, смотри, змейка, как они рты пораскрывали, - вторил ему грудной женский голос, и оба Забимару спрыгнули на землю перед Сенбонзакурой. - Целая стая адских бабочек залететь может.
Женщина подошла к одному из молоденьких шинигами, который тут же отступил назад и сглотнул, пытаясь отвести взгляд от глубокого декольте занпакто. Собственно, декольте у Забимару заканчивалось как раз там, где нужно - еще несколько сантиметров, и Абараю пришлось бы нести наказание за то, что его меч подрывает моральные устои среди шинигами.
- Челюсть подними, - насмешливо посоветовала женщина и щелкнула покрасневшего как помидор юношу по носу. - И губу закатай.
Занпакто капитана Кучики остановился лишь на миг, чтобы пойти дальше. Про себя самурай только усмехнулся. Его внешний вид был, конечно, непривычным для Сейрейтея, но женщина с темно-розовыми в полоску волосами и прикованным цепью хвостатым ребенком были куда более экзотичным зрелищем.
- Ты хоть не ранен? - поинтересовалась Забимару, догоняя Сенбонзакуру. - Твой Хозяин волновался.
Самурай удивленно моргнул.
- По мне твой Кучики просто посмотрел через плечо, - пожала плечами женщина. - Это Ренджи как-то умеет понимать его взгляды и переводить их в понятную для простых людей форму. Ренджи сказал, что капитан переживает за тебя и потихоньку послал нас проверить.
- Он на плацу, с отрядом, твой Хозяин, - сказал ребенок, устраиваясь у женщины на плече. - Вместе с нашим Хозяином, - и добавил вдруг: - На Ренджи тоже пялились в Академии. Типа, безродный руконгаец с татуировками, который учится в классе лучших. Но он быстро этих шептунов успокоил. Причем без нашей помощи.
- Мне это не интересно, - отозвался Сенбонзакура. Нужно было уйти в шунпо поскорее и вернуться к Кучики, но вместо этого он почему-то сказал: - На моего Хозяина в Академии тоже смотрели косо, считали, что он просто выскочка-аристократ­, которого дед от скуки послал учиться.
- Они явно так думали до первого кидо от Кучики, - кивнула Забимару и оскалилась в усмешке. - Догадываюсь, как эти придурки потом шарахались от твоего Хозяина.
Уже сидя в офисе шестого отряда и ощупывая начавшую восстанавливаться маску, Сенбонзакура понял, что насмешливые Забимару проявили... Заботу? Дружеское участие?
Открытие удивило самурая и заставило задуматься о причинах такого поступка странных женщины и ребенка. Оказалось, что о самом Сенбонзакуре раньше никто никогда не заботился. Хозяин не в счет - забота о части своей души отличается от заботы другого существа. Остальным занпакто и в голову бы не пришло думать о таких глупостях. Сначала они все были под контролем Мурамасы, а после не до того было. Да и не желал Сенбонзакура подпускать к себе кого-то ближе, чем на длину меча. Хозяин всегда давал понять, что чужим доверять нельзя. И все было бы проще, если бы Хозяин Кучики не изменил своему правилу сам. Пока только в мыслях, но ведь и они открыты для занпакто.
Увидев крошечный, пока еще зеленый бутон на сакуре во внутреннем мире Хозяина, самурай долго ходил вокруг расположенной невысоко веточки, не решаясь подойти ближе. Потом все же наклонил веточку и осторожно дотронулся пальцами до будущего цветка. Даже перчатку стянул из-под наручей, чтобы ощутить мягкие светло-зеленые одежки спящего бутона. Он не мог припомнить, чтобы видел подобное с того времени, как умерла госпожа Хисана, и мирно дремлющий цветок сакуры дарил странную сжимающую сердце надежду. На что? Занпакто не смог понять тогда. Но теперь...
Нельзя сказать, что никто не проявлял к нему интереса. Взять хотя бы тех же Тобиуме с Хайнеко, которые поспешили ретироваться, как только Сенбонзакура спас обеих и собирался сказать несколько не самых приятных слов по поводу их бездарной манеры сражаться. В самом начале восстания обе занпакто пытались с ним заигрывать, но, убедившись в бесплодности своих попыток, переключились на Хьеринмару. Впрочем, тоже без особого успеха. Самурай попытался проанализировать свои чувства к Тобиуме и Хайнеко. Раздражение, и не более того. Они относились к нему, словно к красивой загадке, головоломке, которую хочется разгадать, чтобы потом убрать в пыльный ящик. Сенбонзакура интриговал многих, но он слишком хорошо понимал, что любопытство - чувство слишком мимолетное, чтобы воспринимать его хоть сколько-нибудь серьезно. Оттого Сенбонзакура и был озадачен и удивлен - неужели занпакто лейтенанта его Хозяина относится к нему иначе? И, что еще интереснее, неужели он сам относится к острой на язык женщине по-другому?
С того дня самурай поневоле стал присматриваться к занпакто Абарая Ренджи. Забимару больше не задирали его, и им все чаще находилось, о чем поговорить с Сенбонзакурой. Змейка, конечно, еще пытался зубоскалить, но женщина быстро дала ему понять, что с самураем нужно вести себя более-менее прилично. Если уж Хозяин Кучики нашел взаимопонимание со своим лейтенантом, то почему бы и их мечам не наладить отношения?
Поэтому Сенбонзакура не стал сердиться, когда на собрании занпакто, на котором мечи договаривались о том самом пикнике, к нему подсели Забимару. Самурай сидел в официальной позе, на пятках, чуть поодаль от остальной шумной компании. Хозукимару принес сакэ, и пикник, похоже, грозил начаться прямо сейчас.
- Ты же не собираешься идти на эту попойку, гордо именуемую пикником? - сразу перешла к делу Забимару. Сенбонзакура сдержанно кивнул. - Тогда почему бы и нам не провести этот день с пользой для... скажем, укрепления внутриотрядных отношений? - Женщина заглянула в прорези для глаз на сомэн и пропустила между пальцами длинный оби самурая.
Сенбонзакура почувствовал себя так, как будто сквозь него пропустили заряд незнакомой жаркой рейацу. Кровь бросилась в лицо, и самурай поймал себя на том, что не может отвести глаз от чуть выступающих ключиц женщины, а взгляд сам, не подчиняясь воле хозяина, скользнул ниже, отмечая каждую деталь на едва скрытой меховой одеждой кожи.
- Я согласен, - как будто со стороны услышал свой голос занпакто, подозревая, что соглашается не только на чаепитие. - Завтра в пять, в поместье.
Про себя он решил, что занпакто рыжего лейтенанта его по-прежнему раздражает, но, кажется, именно Забимару может помочь в понимании загадочного "оттянуться по полной".
В отрицании очевидного Сенбонзакура лишь немногим уступал Кучики Бьякуе.
* * *
Завязки поддавались плохо - путались в длинных темных прядях, и Забимару осторожно выпутывала веревочки из волос, мысленно проклиная чересчур правильных самураев. Хотя следовало признать, что пропускать между пальцами гладкие, как шелк, волосы Сенбонзакуры было безумно приятно. И вдвойне приятно, что занпакто молчит и никак не реагирует на легкие прикосновения к чувствительной коже за ушами и на шее. Впрочем, почему не реагирует? Наклонил голову, чтобы было удобнее распутывать веревочки, и дыхание, кажется, участилось. Забимару отделила от темных прядей последнюю завязку, ловко распутала узлы и помедлила всего миг прежде, чем быстро стянуть маску и поскорее отложить ее подальше вместе с подушечкой для подбородка2.
Сенбонзакура поднял руки - видимо, хотел закрыть лицо, но гордость все же не позволила показать, насколько он взволнован. Только упрямо поджал губы и посмотрел просто в глаза Забимару - мол, добилась ты своего, и что теперь? А женщина не знала, что сказать, всматриваясь в каждую деталь лица, которое перестало быть тайной.
Сенбонзакура был юным. Забимару знала, что капитан Кучики молод, но его занпакто выглядел моложе своего Хозяина. Тонкие черты, высокие скулы, большие синие глаза и пушистые ресницы - такой юноша должен не самурайские доспехи носить, а дорогие шелковые кимоно, и не катану держать в руках, а тонкую кисточку для каллиграфии или рисования.
Он не привык чувствовать себя беззащитным, а снятая маска лишила самурая важной части его брони, которой он отгораживался от мира, и потому Сенбонзакура снова не знал, как реагировать на странный взгляд Забимару. Желание вернуть все назад было слишком сильным, и он дернулся, сбрасывая с плеча руку женщины.
- Увидела, что хотела? - тихо спросил Сенбонзакура и собирался потянуться за сомэн, но Забимару накрыла его ладонь своей.
А голос у Сенбонзакуры взволнованный, с нотками смущения. Но голос отнюдь не хрупкого юноши. И Кучики Бьякуя, и его занпакто состоят из контрастов и противоречий. Разве можно предположить, что кажущийся женственным капитан шестого отряда обладает таким низким, наполненным сотней оттенков голосом, словно ночной сад, прячущий целый сказочный мир под покровом темноты?
- Я еще не все увидела, - расплылась в улыбке женщина, нежно поглаживая тонкое запястье.
Самурай замер, видимо, подыскивая слова для достойного ответа нахалке, когда из-за фусума послышалось хихиканье.
- А я, между прочим, все вижу! - сообщил насмешливо мальчишеский голос.
Забимару резко обернулась.
- Ты, мелкий придурок! Тебе было ясно сказано - сидеть и молчать! - прокричала она в приоткрытые створки.
- У меня еда закончилась, - сообщила змеиная сущность и выразительно постучала пустой тарелкой о перегородку.
Женщина одним движением схватила со стола пару блюд, метнулась за фусума, не забыв при этом аккуратно переложить сомэн самурая в самый дальний угол комнаты. Несколько секунд снаружи слышались возня и ругательства, сменившиеся довольным чавканьем. Забимару вернулась с победной ухмылкой и опустилась на татами рядом с Сенбонзакурой. Тот смотрел на нее расширившимися глазами, явно не привыкший к такому шуму в поместье, обомлевший то ли от наглости, то ли от удивления. Вид у занпакто при этом был такой трогательный, что Забимару не сумела удержаться от поцелуя в уголок тонких губ. Глаза Сенбонзакуры стали еще больше. Кажущееся равнодушным синее небо, оказывается, тоже умеет искренне изумляться.
- Что ты делаешь? - отрывисто бросил самурай.
- Не прикидывайся, будто не понимаешь, - прошептала женщина ему в губы. - Ты же прекрасно все знал, когда согласился пригласить нас сюда, верно? Ты очень красивый, Сенбонзакура, тебе говорили об этом? - Занпакто застыл - напряженный, но очень опасный, как звенящая в предвкушении поединка сталь. - Наверное, говорили. Каждый раз, когда видели шикай твоего Хозяина, - продолжила Забимару.
"Это другое, - билось в голове у Сенбонзакуры, но сказать это сидящей напротив занпакто он не смог бы. - Я не знаю, как это объяснить, но те слова почти ничего не значат теперь, когда я вижу, каково это - быть желанным для кого-то, кроме Хозяина".
- Ты нравишься мне, - ухо обожгло горячим дыханием, и губы дотронулись до виска задержавшего дыхание Сенбонзакуры.
Это было уже слишком. Скрывать волнение больше не получалось, как бы самурай не призывал на помощь всю выдержку, воспитанную Кучики Бьякуей. Сенбонзакура встал и начал методично переставлять тарелки на столе, составляя из них только ему известный узор. Покончив с этим занятием, он подвинул перчатки чуть в сторону, чтобы они лежали строго параллельно шелковой подушечке. Совершив это действие, Сенбонзакура начал искать, что бы еще передвинуть. Оставалось не так много вариантов - икебана и свиток с кандзи в токонома3.
Забимару с интересом наблюдала за самураем, скрывая улыбку. Когда Сенбонзакура направился к токонома, она проговорила:
- Я не прошу у тебя ответа. Я просто говорю тебе о своих чувствах, но ты не обязан отвечать.
- Понимаю, - послышался негромкий ответ. Самурай стоял к женщине спиной, держа свиток в руках. - Но я знаю, что должен ответить. Просто... Никто прежде не говорил мне такого, - признался он.
- Догадываюсь, - спокойно ответила Забимару. - Как минимум потому, что никто не решился бы.
- Возможно, - уклончиво проговорил самурай. - И я не могу дать ответ, - решительно, как перед битвой, и поднял подбородок повыше. Все-таки он чувствовал, что может потерять гордость, если будет чересчур откровенным. Но все же добавил: - Пока не могу.
- Ты и сам знаешь, что иногда молчание красноречивее слов, - женщина вдруг оказалась совсем близко и теперь убирала длинные пряди волос за спину, чтобы заглянуть ему в лицо.
- Да, - кивнул Сенбонзакура, радуясь, что больше не нужно ничего объяснять, у него и так было слишком много потрясений за этот вечер.
Они вернулись к столу и самурай, чуть помедлив, снова сел рядом с женщиной.
- Тогда чего ждать? - промурлыкала Забимару. - У нас не так много времени, чтобы тратить его на пустые сомнения, - и поцеловала Сенбонзакуру в щеку, одновременно потянувшись к ленте в его волосах.
Темные пряди тяжелой волной упали на татами, рассыпались по плечам и скрыли порозовевшие щеки Сенбонзакуры.
Целовались они неумело, но жадно, зарываясь пальцами в волосы друг друга. Сенбонзакура сжимал в кулаке жесткие пряди длинных волос Забимару, а другой рукой притягивал женщину ближе. От нее пахло едва потухшим костром и высушенными на солнце травами. Запах свободы. Занпакто Абарая Ренджи умел чувствовать себя свободным всегда, даже во внутреннем мире Хозяина. И хотя бы кусочек этого ощущения Сенбонзакура хотел ухватить с губ женщины. Быть свободным и одновременно нужным - невозможное сочетание? Но Забимару дарила надежду на то, что оно реально, и самурай хотел верить в это.
Собственного сбившегося дыхания Сенбонзакура не ощущал. Желание кружило голову силой незнакомых эмоций, почти пугало, но заставляло не отстраниться, а, напротив, начать новый поцелуй.
Зеленые глаза Забимару хитро заблестели. Женщина устроилась на коленях у самурая и, взяв его лицо в ладони, сделала то, чего ей хотелось с того момента, как она увидела лицо Сенбонзакуры - поцеловала его в кончик маленького аккуратного носа. Это было вдвойне приятно, потому что шокировать гордый занпакто оказалось настоящим удовольствием. Она наклонилась к Сенбонзакуре и прошептала:
- Как ты понимаешь, для меня это тоже первый раз. Мало кому из занпакто выпадал такой шанс - пожить некоторое время в материализованной форме. Но я думаю, мы с тобой способные и быстро разберемся, что к чему, да? Тем более, что у наших хозяев опыт есть...
Сенбонзакура оскорбленно вздернул подбородок, отворачиваясь.
- Я никогда не вмешиваюсь в личную жизнь Хозяина, - холодно заявил он.
- Но его эмоции-то ты ощущал, - возразила Забимару. - Боги, Сенбонзакура, ты что, никогда не подсматривал за Хозяином? Хотя это глупый вопрос, конечно, прости. Да нам с мелким вообще часто было некуда деваться. Ренджи ведь если любит, то всем сердцем, если хочет кого-то, то полностью отдается этому желанию. Удивляюсь, как пару раз его внутренний мир вообще выдержал накал страстей.
Сенбонзакура хмурился почти обижено. Эта женщина не понимала его уважительного отношения к Бьякуе. Он никогда не позволял себе потревожить Хозяина, особенно когда знал, что Бьякуя не желает ощущать никаких наблюдателей, даже в своей душе.
- Ладно, - примирительно подняла руку Забимару. - Но ведь... хм, теоретический опыт ты получил. Мы со змейкой мангу читали в доме у Ичиго. А еще у твоего Хозяина в библиотеке есть отличная книжка, Рукия втихаря давала Ренджи ее почитать. Ну и личный опыт Ренджи тоже имеет значение, - она подмигнула.
- Я ознакомился с этой книгой, - совершенно серьезно кивнул Сенбонзакура, хотя щеки у него слегка зарумянились. - А также с некоторыми гравюрами...
- Ты потрясающий занпакто, - искренне рассмеялась Забимару, уткнувшись лбом в шею самурая. - Если ты действительно так похож на своего Хозяина, то я понимаю, почему Ренджи по уши втрескался в своего капитана и все время думает про него. "Капитан Кучики то, капитан Кучики се". Только о нем все мысли. Этот наш рыжий дурак чуть с ума не сошел, когда думал, будто капитан предал всех... Эй, ты чего?
Сенбонзакура смотрел на нее широко распахнутыми глазами.
- Ты хочешь сказать, что... твой Хозяин и мой Хозяин... - он осекся и совсем не аристократичным жестом схватил со стола чашку с остывшим чаем и быстро осушил ее.
- Насчет Кучики Бьякуи тебе виднее, - пожала плечами Забимару. - Но уж насчет Ренджи можешь быть уверен - он влюблен в командира. Уже давно.
- Мой Хозяин тоже... - Сенбонзакура явно был смущен. - Он непозволительно часто думает о твоем Хозяине, - это прозвучало удивленно и почему-то чуть обижено.
Реакция Забимару изумила его. Женщина вскинула руку в победном жесте.
- Ха! Значит, я была права! - воскликнула она и крикнула в сторону фусума: - Слышал, мелкий змееныш? Ты проспорил мне большой кулек шоколадного печенья! Я говорила, что Кучики все-таки неровно дышит к нашему Ренджи!
- Ничего не слышу, толстозадая мартышка! - прокричала в ответ змеиная сущность. - Тебе на диету сесть надо, а не трескать печенье кульками!
- Ах ты довесок хвостатый! - взвилась женщина, быстро осматриваясь по сторонам в поисках подходящего предмета, чтобы запустить в наглеца. - Я с тобой еще разберусь! А пока сделай так, чтобы в ближайшие пару часов я тебя искала и не нашла, понял?!
- Дашь поесть - отстану, - милостиво согласился мальчишка с хвостом, просовываясь в приоткрывшийся проем. - Вы тут веселитесь, а я, значит, скучать должен? Не дождетесь!
Забимару издала тихое рычание, вскочила, молниеносно сгребла оставшиеся блюда на поднос и впихнула его в руки обнаглевшего ребенка.
- И только попробуй еще раз пикнуть, - грозно предупредила она. - Тебя будут по всему поместью собирать, усек, мелкий?
- Не кипятись, - мальчишка ни капельки не испугался и тут же запихал в рот данго. Полностью, вместе с палочкой. Сенбонзакура в очередной раз за вечер мог только удивленно смотреть. Зато он точно знал, в кого такая прожорливость у этого странного ребенка. Ренджи вечно прятал в столе сладости и набивал за щеки конфеты или печенье, когда думал, что капитан не видит. А Бьякуя почему-то не ругался, только если крошки не попадали на бумаги, и никогда не показывал, что знает о "секретном" запасе сладостей в ящике стола. Сенбонзакура подозревал, что Абарай может подавиться насмерть, если Кучики даст понять, что видит его маневры с печеньем.
- Почему ты называешь его "довеском"? - поинтересовался Сенбонзакура у кипящей от гнева женщины. - Ведь именно он превращается в меч при банкае.
Забимару пару секунд таращилась на серьезного самурая, а потом просто расхохоталась.
- Я бы спросила, в кого ты такой, да только ответ и так очевиден, - фыркнула она.
- Ты смеешься над моим Хозяином? - гневно спросил Сенбонзакура. Шутки в свою сторону он еще мог бы пропустить мимо ушей, но намеки на князя Кучики - никогда.
- Да нет же, - Забимару ничуть не смутилась возмущению самурая. - Вы с ним удивительные, честное слово, просто трудно привыкнуть к тому, как у вас работают мозги. Ренджи, кажется, привык немного, теперь наша очередь.
- То, что ты говоришь, не похоже на извинение, - все еще сердито проговорил Сенбонзакура. - Но сейчас куда боле важно то, что наши Хозяева... чувствуют друг к другу и что делать нам.
Женщина вернулась к столу и снова села совсем близко к самураю.
- А что делать? Разве и так не понятно? Поговори с капитаном Кучики, намекни, что Ренджи, мол, тоже может быть к нему неравнодушен. А уж мы со змейкой позаботимся о нашем Хозяине. Хотя этот рыжий охламон, как только услышит о том, что твой Хозяин может думать о нем иначе, чем о лейтенанте, тут же примчится признаваться в любви, зуб даю!
- Я не обсуждаю такие вещи с Хозяином, - тихо произнес Сенбонзакура, глядя на давно остывший чай. - Он... уже очень давно ничего не спрашивал у меня о... личном, ничего не рассказывал. Мы сражаемся вместе, - с горечью продолжил занпакто, - но мне кажется, что его душа скрыта и от меня тоже. Какая-то ее часть, о которой я ничего не знаю.
Он не понимал, зачем говорит это шумной Забимару, хотя рядом с ней Сенбонзакура чувствовал, что лишь теперь сумел ощутить, каково это - жить в настоящем, а не внутреннем мире. Ярком, волнующем, полном опасностей, но настоящем. Где каждая вещь, попадающаяся на пути, интересна и нова, где есть место не только вечному долгу занпакто - следовать за своим Хозяином - но и простой радости. Оттого, что не один, что нужен не только Хозяину, что можно почувствовать тепло не только его рук, но и другие прикосновения. Другого существа, к которому ощущаешь что-то... Такое же новое и удивительное, как и этот новый мир. Забимару, видимо, куда лучше знают этот мир, они вместе с Ренджи учились выживать в Руконгае, хотя Абарай тогда еще ничего не знал о своем будущем, как шинигами. А вот Сенбонзакура лишь теперь сумел ощутить счастье иное, чем от победы над врагом, иное, чем радость за Хозяина - свое собственное счастье. Ведь несмотря на нахальство, фамильярность и непоседливость Забимару самурай не хотел бы видеть рядом кого-то другого. Впрочем, Забимару тоже носили маску, скрывая за веселостью и подколками настоящую мудрость. Особенно это было заметно сейчас, когда женщина положила руку на плечо Сенбонзакуре и сказала спокойно:
- Твоему Хозяину просто не было, что сказать тебе. Не было ничего по-настоящему важного. Отряд, клан, долг и прочее - что тут обсуждать? Надо выполнять, и все тут. А теперь капитану Кучики найдется, о чем поговорить с тобой.
Сенбонзакура задумчиво кивнул. В последний раз Бьякуя искал у него поддержки после смерти госпожи Хисаны. Хозяин приходил в свой внутренний мир и просто стоял у голой сакуры, глядя в туманную дымку, окружающую крошечный садик. А занпакто молча стоял за спиной у Кучики, словно прикрывая Хозяина, зная, что его присутствие уменьшает боль, пускай и самую малость. Быть может, Сенбонзакура сможет помочь Бьякуе стать счастливым?
- Я поговорю с Хозяином, - согласился самурай. - Надеюсь, он выслушает меня.
- И не сомневайся, - подмигнула Забимару и обняла Сенбонзакуру за плечи. - А пока, может быть, мы продолжим с того места, на котором остановились? Пока этот мелкий змееныш не придумал новую пакость.
Спорить не хотелось, да и не видел самурай толку в том, чтобы спорить, когда следует ценить каждую минуту свалившейся на занпакто неожиданной свободы. Потому вместо ответа он крепко прижал к себе женщину и поцеловал в улыбающиеся губы.
Оказалось, правда, что препятствием для удовольствия служит не только змеиная часть Забимару.
- Сенбонзакура, ну а эта завязка откуда? - через несколько минут спросила недовольная Забимару.
- От наплечников, - послышался невозмутимый ответ.
- Черт, Сен, когда я шла сюда, то не рассчитывала играть в такой вариант игры "раздень самурая". А оби... Боги, ты свой оби видел? Да на нем может весь наш шестой отряд повеситься! Кто учил тебя вязать эти узлы? Да, извини, я опять задаю глупые вопросы. Надо не забыть объяснить Ренджи, как развязывать этот кошмар, если твой Кучики также... Сен... - дыхание женщины сбилось, - что ты делаешь?
- Ищу застежку, - тихо проговорил самурай, нащупывая застежки на одежде Забимару.
- В отличие от твоего садистского костюма у меня все снимается просто, - женщина положила ладонь Сенбонзакуры на скрытую под мехом "молнию".
- Знаешь, Сен, - через пару минут смогла выговорить Забимару. - Эти твои гравюры и книги... Ты очень... очень быстро, - она закрыла глаза, - применяешь теоретические знания на практике.
- А ты очень много говоришь, - выдохнул самурай ей в губы и сумел, наконец, распутать непослушными пальцами завязку у последней пластины - на груди.
Глядя на откинувшуюся на татами Забимару, сверкающую зелеными глазами из-под упавших на лицо волос, Сенбонзакура решил, что предстоящее... хм... событие не должно быть сложнее, чем обычная битва и уж тем более создание Белого Императорского меча. А значит, стоит, наконец, отдаться инстинктам и желаниям, которых у занпакто оказалось намного больше, чем он раньше думал.
* * *
Мелкий Забимару сунул в рот очередное печенье и покосился на закрытые фусума.
- Вот так всегда, - сердито пробурчал он с набитым ртом, - некоторые удовольствие получают, но кеккаи при этом делать не умеют, поэтому другие должны их задницу прикрывать.
Змейка ловко перегородил хвостом путь слуге с горой белья в руках.
- Придется обойти, - поставил Забимару перед фактом опешившего человека. - Если не хотите, чтобы у вас тут вдруг зацвела сакура. А вообще принеси-ка гостю еще таких вкусных данго.
Глядя на удирающего с огромной скоростью слугу, змейка хмыкнул и снова бросил взгляд на фусума.
- Ну что с них возьмешь? - пожал он плечами и протянул снисходительно: - Взро-оо-слые.
Конец.

Примечания:
1Сомэн - полная маска, защищавшая все лицо самурая. Иногда делалась из цельной пластины кожи или металла, но чаще состояла из нескольких отделяемых фрагментов. (с) Носов К.С. Вооружение самураев. - М. - 2001. - С 54.
2Между маской и подбородком клали подушечку или прокладывали носовой платок фукуса. (с) Носов К.С. Вооружение самураев. - М. - 2001. - С 55.
3Токонома - неглубокая декоративная ниша в традиционном японском доме, используемая для размещения традиционной японской гравюры или свитка с каллиграфически написанным изречением, девизом или стихотворением. Обычным атрибутом токонома является небольшая цветочная композиция (икебана), иногда - курильница для благовоний. (с) Википедия.

0

2

Сенбонзакура/Забимару

0


Вы здесь » BLEACH: Сага о зампакто » Архив » Фанфик про Сенбодзакуру и Забимару.